Вивея Панс
Моя мировосприятивная система крайне чувствительна к раздражающим внешним факторам, вызывающим боль как душевную, так и физическую. Эти внешние факторы оставляют шрамы, ожоги, ссадины, но... сами выжигаются из памяти, как муравьи выжигаются направленным солнечным лучом. Только в моём случае в качестве увеличительного стекла служит сама боль. Я возвожу её в абсурдное состояние вплоть до слепой самоненависти, абстрагируясь от действительности. Как результат: проходит боль - исчезает память о том, что эту боль нанесло. Я моментально возвращаюсь в норму до тех пор, пока вновь не столкнусь с раздражителем.

Я прекрасно помню, что задерживалась непозволительно долго. Я осознаю, что имела место несправедливость, моральное давление, но подробности... Если меня попросят рассказать, я не смогу привести примеры, доказательства тех фактов, которые держали меня в том состоянии бесконечной боли, затравленности и самоненависти, а мой мир делали таким ограниченным и жалким. Я помню боль, но не то, что её вызывало.

И я не хочу помнить обиды, потому что я не умею сражаться с обидчиками. У меня рука не поднимается нанести ответную боль. Я не чувствую триумфа, когда злодей получает по заслугам. Разве что облегчение... и в голове пробегает нравоучение для него "Ты плохо себя вел - этого следовало ожидать".

Мне гораздо легче сбежать и забиться в свой маленький мягкий, а главное справедливый мир, в котором персонажи отдают отчёт своим действиям, могут поставить себя на место другого человека, мыслят глубже и шире.

Что меня толкнуло на данные измышлизмы? Появившийся шанс "навести справедливость" и понимание, что я не помню ничего, кроме ночных огней пробегающих по ту сторону стекла, пелены слёз перед глазами и сжимающей меня за плечи боли.

@темы: Боль, самокопание