Вивея Панс
Без преувеличения странное.

Услышав о том, что операция пройдёт завтра, я мысленно вскочила со стула и побежала собирать чемоданы. Мной овладело восторженное волнение, словно перед долгой поездкой в беззаботный и такой долгожданный отпуск или вовсе в новую жизнь.

Странное чувство, потому что я прекрасно понимаю, что фактически ничего не изменится. Исправление зрения не изменит мой характер, не повлияет на восприяние мира и не прибавит мне круга общения, не найдёт работу и не купит квартиру. Операция не изменит ровным счетом ничего, но тараканы в моей голове уже упаковали старые документы в картонные коробки и подняли лапки, чтобы по команде пинануть их в мусоросжигатель.

Странное чувство, потому что я не думаю о боли, о вмешательстве в целостность моего тела. И это я - та, кто на обычном осмотре довела себя до слез, а на других предшествующих операциях настолько неконтролируемо тряслась, что пришлось не то что привязывать, а вводить наркоз (помню синяк на руке тогда захватил полруки и не сходил настолько долго, что я собиралась с ним жить).

Я чувствую, что стою на краю обрыва в бездну бесконечного полета. Меня не удручают отлучение от компьютера, погружение в сумрак, необходимость усмирения рук, которые и на полчаса не оставляют мои глаза, а спят обычно вовсе на них, и возможные осложнения. Я знаю об этом, но не думаю, я готовлюсь шагнуть и полететь, раскинув руки.

Мне нечего ждать, но я что-то жду. И это "что-то" будет невероятно прекрасным.

@темы: Дикости, Голова, самокопание